(0.355672)

«Идет аннексия грузинских земель»

Наталья Меликова
«Идет аннексия грузинских земель»
Переговоры Путина и Саакашвили в Санкт-Петербурге провалились
После переговоров в Константиновском дворце президентам России и Грузии было уже не до протокольных улыбок.
Фото ReutersПитерская встреча не сблизила позиции Москвы и Тбилиси.


Вчера президент РФ Владимир Путин прибыл в Шанхай, где сегодня примет участие во встрече глав государств – членов ШОС, а также проведет переговоры с иранским президентом Ахмадинежадом. В Китай российский лидер вылетел далеко за полночь – продолжавшиеся полтора часа переговоры с грузинским президентом Михаилом Саакашвили завершились вчера в половине первого ночи. Никаких договоренностей на встрече достигнуто не было, более того, сложилось впечатление, что лучше российско-грузинские отношения после нее не стали.


Тбилисского гостя принимали во дворце
Переговоры должны были начаться в восемь вечера, однако из-за перегруженного графика Путина начало встречи пришлось перенести на одиннадцать. Изменилось и место встречи – вместо комнаты для переговоров в выставочном центре на Васильевском острове Саакашвили был удостоен чести быть принятым в питерской резиденции российского президента – Констанстиновском дворце. Переговоры, как рассказывают источники «НГ», были тяжелейшими.

Пресс-конференция началась около часу ночи. По первым словам обоих лидеров стало понятно, что результат переговоров «нулевой». Путин, поприветствовав прессу словами «добрый день» (хотя на дворе был совсем не день и даже не очень добрая ночь), вновь напомнил, как много Россия делает для грузинской экономики. Саакашвили сделал весьма сомнительный комплимент, сказав, что впечатлен тем, как «изменился, разукрашен Санкт-Петербург». А в конце грузинский лидер добавил, «что большинство вопросов остаются нерешенными».

Грузинская журналистка напомнила Путину о войне в Чечне и поинтересовалась, не считает ли он, что войсковые операции против агрессивного сепаратизма являются неотъемлемым правом страны, защищающей свои границы. Путин напомнил — после войсковой операции был проведен референдум, где большинство населения республики одобрило Конституцию Чечни. «С чего бы ни начали, мы должны спросить мнение народа», – резюмировал российский президент, прямо намекая на возможность проведения референдумов в Абхазии и Южной Осетии, результат которых вполне предсказуем.

Вероятно, этот пассаж Путина довел грузинского президента до соответствующего эмоционального состояния. Когда корреспондент российского Интерфакса спросил обоих лидеров о состоянии отношений между двумя странами, гость из Тбилиси «оторвался» на полную катушку, вероятно, забыв, что хозяин опаздывает в Шанхай. Саакашвили сказал, что Грузия настроена конструктивно, но «реальность на земле такова, что идет аннексия грузинских земель». «Естественно, мы должны спросить мнение людей. Все, кто хотел быть в Грузии, – их выгнали из абхазских домов. Те, которые остались, естественно, могут и не захотеть быть в Грузии. То же самое и по Южной Осетии. Пока у нас больше вопросов, чем ответов. Ситуация сегодня очень и очень сложная. Не буду это скрывать от вас», – с кавказской эмоциональностью говорил Саакашвили.

Грузинский телеканал «Рустави-2» продолжил тему территориальной целостности. «Считаете ли вы,– спросила Путина грузинская журналистка, – что обеспечение территориальной целостности является краеугольным камнем в обеспечении международной безопасности? В этом контексте почему Россия вместе с Грузией не хочет решать конфликты в Абхазии и Южной Осетии?» Путин был краток: «Мы не только «не хотим», мы их уже решаем. И дальше намерены сотрудничать».

Абашидзе записали в бандиты и воры
Корреспондент «Маяка» решил уточнить у Саакашвили, почему в последнее время в зоне южноосетинского конфликта концентрируются крупные воинские соединения грузинской армии, идет внеплановая ротация войск и закупаются большие партии оружия. Мой коллега также попросил прокомментировать обращение Грузии в Интерпол с просьбой ареста и выдачи бывшего руководителя Аджарии Аслана Абашидзе.

Грузинский президент снова решил не держать в себе наболевшее – должна же когда-то у человека происходить психологическая разрядка. «Это касается не только того человека, о котором вы говорили. Есть целый большой список людей, которые никак не связаны с политикой, но прямо связаны с криминалом. По нашим данным, и эти данные подтверждены российскими источниками, эти люди находятся на территории Российской Федерации. Бандит и вор он везде бандит и вор, – объяснял присутствующим журналистам Саакашвили. – Вот Владимир Владимирович сказал, что грузины перечисляют деньги из России в Грузию. И очень много грузин достигли высокого положения в российском обществе. Хотя некоторые из них совершенно поневоле здесь оказались. Когда мы говорим о правах людей, было бы хорошо, чтобы Лео Бокерия вернулся в свой дом в Абхазию, в которую он не может вернуться, потому что он – другой национальности. И наши бизнесмены, и деятели науки, которые выехали из Грузии не по своей воле. Мы их приглашаем обратно. Но если какие-то официальные и неофициальные структуры России хотят приютить наших «криминалов», то мы их с удовольствием будем экспортировать в Россию – они нам не нужны». В этом месте грузинский президент все-таки счел нужным добавить, что в Тбилиси намерены «сотрудничать по всем вопросам, чтобы эти недоразумения исключать».

«Что касается внутригрузинской ситуации в зоне конфликта, – решил наконец-то ответить на первый вопрос грузинский президент, – то ситуация совершенно конкретная. Ситуация обострена. Мы находимся под угрозой ежедневных провокаций, незаконных действий, направленных не только на подрыв территориальной целостности». «Мы не можем постоянно находиться в замороженном состоянии, – обратился к Путину его грузинский коллега. – Мы должны начинать двигать эту ситуацию».


Вышибить слезу не удалось
Еще один аргумент Саакашвили в пользу территориальной целостности Грузии, вероятно, должен был растрогать аудиторию до слез. «Россия великая страна. У нее вон сколько территории, я сегодня смотрел с самолета, – сделал широкий жест грузинский президент. – Грузия маленькая страна, очень красивая страна. Нам больше нечего никому отдавать. Ни метра ни абхазской, ни осетинской территории никто никогда не получит, пока существует хоть какая-то справедливость в мире. И это все должны понимать. Я не собираюсь Грузию отодвигать на тысячи километров на запад, на юг и на север. Мы обречены жить в добрососедстве с Россией. И было бы большой, трагической ошибкой эти нити рвать. Но нам уже нечего делать, у нас очень маленькая страна».

Впрочем, российский президент оставил этот слезовышибательный пассаж без комментариев. Он сказал, что ничего не знает о просьбе Грузии к Интерполу. «Для меня это странно. В свое время само грузинское руководство попросило не препятствовать въезду Абашидзе в Россию. У меня тогда были опасения, что, если через некоторое время Грузия потребует выдачи Абашидзе, мы окажемся в сложном положении. Нам сказали – не беспокойтесь, никто требовать не будет. Но если все так, как вы говорите, то мы проведем отдельные консультации».

Последнее слово на пресс-конференции могло бы остаться за российским президентом, но грузинская журналистка попросила еще один, последний вопрос. «Только один, а то у меня пекинская утка скоро улетит», – заметил Путин, который уже давно опаздывал в Шанхай. «Можно ли говорить о том, что сегодня вы стали ближе друг к другу?» – с надеждой спросила журналистка. «Я недавно был в Сочи, оттуда до Грузии пешком можно дойти», – заметил российский президент.

После этих слов пресс-конференция могла бы завершиться безусловной победой Путина, если бы тбилисский гость не добавил: «Владимир Владимирович вот только что совершенно правильно подтвердил территориальную целостность Грузии. Сочи доходит до Абхазии, а Абхазия – это Грузия. Если у кого-то и были какие-то сомнения». Вот это уже был удар ниже пояса.



Санкт-Петербург–Шанхай
// Независимая газета //


 
 
 

Вопрос-Ответ

Счетчики:

Яндекс цитирования